Письма к А.И.Солженицыну (1963-67)

Письма к А.И.Солженицыну (1963-67)
2019-10-05 16:46:44

Письма к А.И.Солженицыну (1963-67)

Переписка не носила систематического характера. Первое письмо было написано под очень сильным, видимо, впечатлением от рассказов Солженицына «Матренин двор» и «Случай на станции Кречетовка» из январского номера журнала «Новый мир», последовавшими за первой громкой публикацией там же «Одного дня Ивана Денисовича». Восторженный, можно сказать, тон его свидетельствовал о том, что автор письма в полной мере оценил не только художественные достоинства написанного начинающим прозаиком (так Солженицын воспринимался тогда), но и его гуманизм, «теплоту сердца» и громадную внутреннюю свободу писателя. Конечно, Зелинский был убежден в верности выбранного революцией пути развития, даже несмотря на страшный опыт сталинских лет. Он считал подлинную природу советского государства гуманистической, но при этом - ради блага всех - ставил  интересы его выше отдельного человека. Это становится очевидным хотя бы из этих писем. 

Поэтому он искренно считал Солженицына советским писателем (наверное, не он один), а его прозу – новой, гуманистической ступенью социалистического реализма. 

Второе письмо написано в ответ на обращение Солженицына в съезду писателей, которое тот рассылал делегатам. Послал и Зелинскому, памятуя о добром отзыве о своем творчестве. На съезде К. Зелинский не мог присутствовать из-за продолжительной болезни, так что остается открытым вопрос, поддержал ли бы он обращение Солженицына публично. Однако, по выходу из больницы, он ответил ему лично. Существует два варианта этого ответа. По какой-то причине первый вариант, в котором подробно обсуждается вопрос о цензуре (что и было главным предметом обращения Солженицына к съезду) о том, что литература не только продукт творческих усилий писателей, но и продукт усилий цензуры, послан не был. Об этом есть пометка на машинописной копии. Второй, более короткий вариант, был отправлен двумя неделями позднее, и именно он здесь и публикуется. И вновь здесь, уже через несколько лет он был полностью солидарен с Солженицыным в требовании полной отмены цензуры. Хотя стремление к истине он считал долгом писателя, но не верил, что ее можно открыто ее провозглашать, считал это иллюзией. За это письмо он был уволен из ИМЛИ, где много лет был научным сотрудником. 

По следам этой переписки было написано и третье письмо  - секретарю Союза писателей К. Федину, где поднимались те же вопросы о цензуре «доколе!» и выражалась поддержка позиции Солженицына. Текст этого письма см. на сайте.