Письма Б.Н.Агапова

Письма Б.Н.Агапова
2018-03-04 09:43:00

Опубликована переписка с Б.Агаповым - когда-то соратником по конструктивизму, а затем близким другом на протяжении всей жизни.

Опубликована переписка с Б.Агаповым - когда-то соратником по конструктивизму, а затем близким другом на протяжении всей жизни.

Б.Н.Агапов (1899-1973) был одним из немногих с кем Корнелий Зелинский поддерживал отношения на протяжении всей жизни. Агапов не будучи успешным литератором, не обладая большими способностями, о чем он сам не раз говорил, был человеком тонкого вкуса и прекрасным ценителем литературы.  Это отмечал в нем и знавший Агапова С.Эйзенштейн. Их вкусы во многом совпадали и Зелинский часто  прислушивался к его мнению, как к безошибочному камертону, доверяя его чутью, как доверяет абсолютному слуху у музыканта. В одном из писем к жене он пишет, что у них с Борисом взаимный обмен веществ. Агапов был первым читателем очень многих работ Зелинского.

В этой паре друзей один был увлекающимся с романтичным складом ума, другой же, Агапов, насколько можно судить по письмам, был человеком с трезвым взглядом. Необходимость с казенным вдохновением писать бодрые корреспонденции и очерки в столичные газеты, снимать документальное кино о великих стройках социализма не заслоняла  в нем понимания подлинной сути происходящего. Вот, чем он делится с другом в одном из писем с Днепрогэса:

Призрак, самообман, «рабочая гипотеза» думать будто этот Днепрострой с его тишиной машинного зала, с его культом как храмом энергии, с его парками шумящими под стенами белого бетона — есть освобождение. Если даже забыть о том, сколько страданий и пота вмешало в устои его плотины и станции, что все равно — он уже самим существованием порождает вон те домны, что видны из моего окна, огромные электро-печи, где будет выделяться страшный жар и ядовитый газ — всю эту грохочущую, железную, смертоносную флору цивилизации, только еще увеличенную, съедающую еще большие человеческие толпы. Что есть прекрасного в этом? Только то, чем любуется мозг, чистые схемы техники, интернациональной и безклассовой, все остальное — ужасно, губительно и противоестественно.

Б.Н.Агапов прожил в общем-то благополучную жизнь признанного журналиста и сценариста, автора многочисленных прославляющих деяния советского народа кинофильмов, за которые он в конце 40-х гг дважды получал Сталинскую премию. Хвалебные статьи в центральной прессе были просто обязательными для отмеченных такой премией. Но как он сам отмечает в одном из писем, о творчестве лауреата никто не написал, поскольку писать было особо не о чем. Б.Агапов умел трезво оценить и собственные способности и поэтому никогда не претендовал на то, чтобы быть писателем, сознательно ограничивая себя в документальных жанрах. В конце жизни вышла его книга "Взбирается разум" (1972) посвященная людям науки и природе научного творчества, наверное самое значительное из всего им написанного.